«Я всегда знал, что хочу быть спортсменом»
ОЛЕКСІЙ СЮТКІН
Досьє
Ім'я: Олексій Сюткін
Місце, дата народження: Черкаси, 19.09.1985
Зріст: 185 см
Вага: 75 кг
— Майстер спорту міжнародного класу з триатлону
— Багаторазовий призер і Чемпіон України
— Чемпіон Європи з акватлону та триатлону в естафеті
— Організатор International Dnipro Swim Marathon
— Одружений, виховує сина
«Я всегда знал, что хочу быть спортсменом. Я не жалею о своем решении. И никогда не жалел».
– Розкажи, будь ласка, як ти взагалі почав займатись триатлоном, з чого все почалося? Хто на тебе вплинув?
– Та никто «не вплинув». Оно как-то само получилось. К нам, на урок физкультуры, зашел мой первый тренер и сказал, что набирает секцию по триатлону. Я и до этого в разные спортивные секции ходил: футбол, каратэ, короче, был очень активным. Но я постоянно забрасывал, не цепляло это мою душу. Уходил через неделю-две занятий. А когда рассказали про триатлон, и я все это попробовал, понял, что этот спорт не монотонный: один день плаваешь, второй – бегаешь, все было очень гармонично и мне очень нравилось. Мне не успевало надоедать.
– А хто був твоїм першим тренером?
– Лаврененко Павел Николаевич. Он до сих пор работает с детьми. Тоже набирает группы, работает в городе Черкассы. Это он первым меня заметил и привел в триатлон. Я никогда не умел плавать, но я научился плавать. Единственное, что у меня было – это расположенность к бегу, я всегда хорошо бегал.
– Ця школа і досі працює в Черкасах?
– Да, раньше был один тренер, а сейчас как бы подтянулись молодые тренера. У нас есть и свой детский клуб по триатлону. Сейчас там работает человек 5-6 из тренеров.
– Зазвичай, зі скількох років дітей починають тренувати?
– Ну обычно, с детьми начинают работать уже с 10-11 лет.
– Тобто, якщо в батьків виникла ідея віддати свого сина чи дочку на секцію по триатлону, то найкращий для цього вік, це 10-11 років, вірно? Чи можна й раніше?
– У каждого по-разному, кто как приходит. Кто-то приходит с других видов спорта. С того же плавания большинство приходит уже более в возрасте. Как бы триатлон – это перспектива для тех, у кого не получилось чего-то достичь в других видах спорта. Мастера спорта по плаванию можно получить в 14-16 лет, и если до этого возраста ты не спрогрессировал, то тебе там больше нечего делать. Тренера тебе начинают говорить, что если ты хочешь продолжать заниматься спортом, то ты должен искать другое направление. Обычно, в триатлон приходят с плавания, но не из всех пловцов получаются хорошие триатлеты. Поэтому, я думаю, что возраст тут вообще не при чем. Живой вот пример, Крисси Веллингтон, четырехкратная Чемпионка Мира. Она начала заниматься триатлоном в 31 год.
Но все же. В триатлоне есть разные дистанции: длинные, короткие, спринты, суперспринты. Естественно, что те, кто хочет делать короткие дистанции, должны быть более молодыми ребятами. Именно там важна скорость. И заниматься триатлоном они должны, чем раньше, тем лучше. Ну а те, кто приходит в спорт позже, они обычно выбирают длинные дистанции, где больше играет выносливость. Там они достигают больше успеха.
– Ти пригадуєш, коли ти почав виступати, змагатися?
– По-моему, это был первый Чемпионат Украины в 1998 году. Я был в Киеве, и сразу выиграл по своему возрасту – первенство Чемпионата Украины. Тогда мне было 13 лет. В триатлон я пришел в 12, а уже через год стал Чемпионом Украины по детям.
– Яка була дистанція?
– Это был суперспринт – 300-8-2. Сейчас там есть манеж на Березняках. Тогда его еще не было. Плавательный этап проходил в озере Тельбин.
– Ти показуєш дуже високі результати в плаванні, я думав, що ти прийшов з цього виду, а вийшло так, що ти прийшов з бігу.
– Я не пришел с бега. Я просто занимался бегом, чисто вылитый триатлет. Как пришел в триатлон, так и остался. Все что я показываю, я натренировал с помощью своих усилий. Плавание был у меня одним из отстающих видов. У нас в городе не было возможности много плавать. Я плавал всего лишь 3 раза в неделю. Вначале проигрывал очень многим ребятам с других городов, в которых была возможность плавать почти каждый день.
– Були якісь проблем із відвідуванням басейну?
– Ну тогда это было платно. И у меня не было возможности посещать бассейн, и родители особо не могли мне помочь в этом плане.
В 9 классе я ушел к другому тренеру – к Подгурской Ларисе Вячеславовне, с которой я прозанимался 2 года. Плавание мое оставалось на том же уровне.
Начал больше внимания уделять бегу. Начал заниматься с тренером по легкой атлетике, ездить на соревнования. И весной, это был май месяц, у нас уже был Чемпионат Украины по юношам в Белой Церкви.
– Крос якийсь?
– Нет. На стадионе бежали 3 км.
– Цікаво, за скільки ти пробіг?
– Получается, в 15 лет, я уже пробежал 3 км за 8:48. Был пятым по легкой атлетике на Чемпионате Украины! Но я ж не был чистым легкоатлетом. Я был триатлетом. Выиграли у меня и то, на финише, убежали :). Но это был очень сильный результат на то время! Да и сейчас это не слабый результат для детей такого возраста.
– Це який темп, приблизно?
– Это по 2:55-2:56 на км выходит. Потом я 5 км по взрослым бежал. У нас какая-то тенденция сложилась в городе, что длинные никто не бегал. Единственный кто бегал длинные – это был я. И меня возили по легкой атлетике закрывать дистанции, и приносить какие-то очки. На 5-10 км.
– Очки для своєї області?
– Да, очки для области. В Донецке, 5-ку я пробежал за 15:27. Это мне было 16 лет, в конце 11 класса.
Я понимал, что смогу поступить куда-то на учебу с помощью своих сил, своих спортивных результатов, чтобы меня взяли в ВУЗ. Я тогда хотел идти в пожарную академию. Это был очень престижный ВУЗ.
Меня уже брали в спортивную команду, я поступил, подготовил все необходимые документы… Но не сложилось :). Тогда же, из Донецка, бывший тренер сборной Украины по триатлону, Яценко Сергей Леонтьевич, позвал меня в училище. Высокого класса был тренер. У Сергея Леонтьевича, тренировался участник Олимпиады Глущенко Андрей, и много других сильных ребят. Он меня пригласил в высшее училище олимпийского резерва. Можно сказать, что это был спортивный интернат. Тренировки там были на первом плане и учеба между тренировками.
– Ти вирішив туди йти навчатися?
– Ну как бы да :). Приехал домой и сказал, что не буду учиться в пожарном институте. Мама была шоке. Спрашивала: «Как ты можешь променять училище на институт»? Но я стоял на своем. Постоянно себе твердил, что не буду пожарником! Я всегда знал, что хочу быть спортсменом. Я не жалею о своем решении. И никогда не жалел.
– Скільки часу ти там навчався?
– 2 года было обучение. Потом, в Донецке, я поступил в Академию управления. Там конечно не спортивная специализация была. Маркетинг в производстве или менеджмент в производстве. Я отучился там 2 года. Понял, что это не мое, мне было не интересно и я ушел. Забросил учебу.
– На сайті ETU (European Triathlon Union) вказано, що ти закінчив Черкаський національний університет імені Богдана Хмельницького.
– Да, я его закончил уже после Донецка. Яценко Сергей уехал в Россию работать, забрал туда семью, некоторых спортсменов. Я остался в Украине. Тренировался какое-то время сам в Донецке. Жил в общежитии. Тяжелые были времена. Денег не было. Пошел служить по контракту во внутренние войска. И параллельно, через полгода, отслужил там, прошел КМБ (Курс молодого бойца). Сейчас я младший лейтенант. Армия помогала чуть-чуть деньгами. Тяжело было жить в Донецке. Ни родственников, в чужом городе, да еще никому и не нужен. И я понял, что я не справляюсь. Не было возможности, и учиться, и тренироваться было тяжело. Навалилось все это. Осознал, что нужно ехать домой, потому что дальше я там не вытяну. Разговаривая с тренерами с Черкасс, сказал, что хочу вернуться. У нас как раз были молодые тренера. Костя Федоров – это тот человек, который со мной начал заниматься триатлоном. И он уже тренировал детей. И я когда вернулся, пошел к нему в группу. Естественно, я тренировался индивидуально, самостоятельно, а дети смотрели на меня и тянулись за мной. Переехал. Все же дома как-то легче. Сначала думал после Донецка вообще завязывать со спортом. Потому что мне уже был 21 год, а люди в этом возрасте уже шли на работу, зарабатывали деньги. А я еще тогда не мог спортом зарабатывать. Это все было больше в минус, чем в плюс. Как то получилось, что я ушел со спорта. Думал, что буду тренироваться чисто для того, чтобы закрывать выступления по армии. У нас соревнования ежегодно проходили, офицерское троеборье, ну и кросс. Военные соревнования. Мы должны были их посещать. Это была наша прямая обязанность выступать на этих соревнованиях.
– А що включає в себе офіцерське триборство?
Там был 3 км бег, 300 метров плавания, и 30 выстрелов из пистолета Макарова.
– І як у тебе було з точністю? З швидкістю то все нормально.
Да-да… Как говорил мой знакомый: «Не можешь работать пальцем, работай руками и ногами» :). У меня так и получалось, что я проигрывал в стрельбе, и мне приходилось работать руками и ногами.
– І ти вигравав?
По-моему, в 2006 году, или в каком-то другом, точно не помню, я впервые поехал на Чемпионат МВД, и сразу же его выиграл. Звезды тогда хорошо сошлись, я хорошо отстрелял. Стрельба это очень «дорогой» вид в троеборье. Там же всё в очки переводится. Все суммируется, и кто заработал больше очков, тот и выигрывал. Это соревнование было в Закарпатье. В Берегово. Классно там было, нам так понравилось. Бассейн с водой теплой из источника. Вода была настолько горячая, что плыть было очень тяжело. Я всегда тянулся за товарищем, теперь другом, за Витей Земцевым. Для меня это был пример подражания.
– Віктор, ніби з Донецьку, так?
Да, он с Донецка. Он тоже был со мной в войсках, мы вместе в одной команде были, выступали за часть. Забегая наперед, в связи с событиями на востоке Украины, я его забрал. Он сейчас выступает за Черкассы. Живет в Киеве, тренируется. Ну и на сборах, вот зимой, мы работаем вместе.
Что потом? Вернулся в Черкассы, хотел забросить спорт, решил, что буду поддерживать форму только для того, чтобы выступать в армейских соревнованиях. Пошел продавать телефоны. У друга была точка в торговом центре. Мобильные телефоны – тогда это было популярное направление. Только пошел этот бум. Тогда телефонов у людей особо не было. Я поработал там, можно сказать, месяц. Каждое утро, на работу, я бежал километров шесть. Брал с собой вещи в рюкзак, переодевался в туалете, быстренько там вытирался мокрым полотенцем. Надевал сухие вещи, сидел и продавал телефоны. Ну и при этом читал всякие мотивирующие книжки, например, Эндрю Карнеги, Наполеона Хилла. По бизнесу, мотивации. В книге Карнеги, прочитал одну такую фразу, как достичь успеха в чем-то. Она звучала примерно так: «Вам нужно просто определиться в жизни, что вы больше всего любите, и что вы умеете». Я так посмотрел на себя, подумал, что больше всего я любил тренироваться, я любил спорт. Я как-то переосмыслил все это дело. Понял, что надо по-новому начинать работать, с совсем другими мыслями. Моя психология поменялась. Если я раньше ждал, что мне кто-то что-то должен, ждал от кого-то помощи, перекладывал ответственность на других, то потом я понял, что все чисто в моих руках. Стал больше читать спортивную литературу, стал больше самообучаться, стал тренироваться намного усерднее.
– В Черкасах ти з тренером працював?
Да, с тренером. Но мы были почти одногодки. Он на 2 года был старше меня. Это была работа в связке. Это не был какой-то тренер-наставник, который что-то говорит, а ты делаешь. Мы сами все придумывали, обговаривали тренировочный план, экспериментировали над тренировками, бегом. Мы делали разные тренировки. Прошел через грабли, ошибки, травмы. Это был хороший опыт.
– Забігаючи наперед. Ти вже сформований тренер, що допомагає любителям готуватися до змагань. Скажи: які помилки ви робили тоді? Що робили правильно, а що ні?
– Знаешь, все давно уже придумано. Не мы ж придумали колесо.
Бери только и делай, просто каждый смотрит через свою призму на эти знания, советы, методы тренировок. Все уже написано. Десятки лет все уже существует.
Мы старались работать много на объем тренировок: и в часах, и в километрах. Зима – это было всегда плавание.
Тогда, когда я вернулся, возможностей плавать было намного больше. Я мог плавать и утром и вечером по 9 км вдень. 5-6 км утром и 3 км вечером. Если вспомнить, то когда я занимался с Яценко, то в неделю я плавал по 48 км. Мы плавали по 11-12 км в день! 6 км утром, 5 км вечером, бывало 7 км утром, 5 вечером. Плавание я поднял буквально за несколько месяцев. Начиная с лета, я плыл 1,5 км за 21 минуту, а потом, уже зимой, где-то в январе, проплыл за 18,12. Но мы плавали, конечно, я там умирал! Вот реально, я на каждой тренировке приходил и ставил рекорд по проплыванию объема за тренировку. Мне было так тяжко. Я даже на учебу не мог ходить. Утром встаешь в 5.30 и в 6.15 уже в бассейн. И там еще такой бассейн был, где вода была 25 градусов. Я до сих пор помню эти ощущения. Ты приходишь в бассейн как зомби, и в эту воду даже прыгать не хочется. Это была очень холодная вода, особенно в 50 метровом бассейне. Первые 300 метров плывешь, чтобы только согреться, а потом ты привыкаешь. Тяжелые ощущения были.
А потом, когда я вернулся в Черкассы, плавать те же 5-6 км было не так тяжело. Сейчас, я столько не плаваю. Просто перешел на новый уровень, адаптировался.

К своим тренировкам я отношусь как к работе. Да, это моя работа, за которую я получаю деньги. Это как бизнес. Кто-то вкладывает деньги в свое дело, а я вкладываю в себя тренировки. И потом, сколько я в себя вложил, столько я и вытащил в сезоне на соревнованиях. Это все закономерно.
– Поговоримо про твої старти. Коли ти почав виступати закордоном?
– Я начал выступать, когда перешел в Донецк. Осенью сделал свой первый Кубок Европы в Болгарии. Это был 2002 или 2003 год.
– Ти чемпіоном став?
– Нет. На европейских стартах я вообще не мог себя реализовать. У меня не было опыта. Когда мы приезжали туда, мы отставали во всем. Не было нормального велосипеда. И вообще все было по-другому.
– Ти пам'ятаєш свій перший велосипед? Який у тебе був?
– Та какой у меня был :). Старт шоссе. Просто харьковский велосипед. На трубках еще ездили. Потом, когда я перешел в Донецк, то пересел на спецзаказ. Была лучшая рама, он был легкий, не железный. Появились контактные педали и велотуфли, а то я в кроссовках ездил.
– Яка дистанція тобі більше подобається? Спринт чи олімпійка?
– Если ты готов, если у тебя есть выносливость и хорошая физическая форма, и она правильно заложена, то ты можешь и там, и там выступать. Это все как бы приходит с опытом. Очень тяжело было вначале чисто реализоваться. Бывало, что на тренировках показываешь очень сильные результаты, потренировался там, в отдельных видах, а вот все это собрать в кучу и показать это на триатлоне, особенно если это еще и заграницей – это больше психология.
– Ти маєш на увазі, що страшно було змагатися?
– Ну и страшно, неуверенность такая, знаешь, паника. Все ж было как у нормальных людей.
– Чим відрізняються старти в Україні та закордоном?
– Уровнем проведения, количеством участников. Потому что триатлон больше развит заграницей, чем у нас. Там и массовость больше.
– Скажи, будь ласка, який старт тобі найбільше запам'ятався? Які гонки ти ніколи не забудеш?
– Да, есть такой. В Карловых Варах проходил. Там была нереальная гора на велоэтапе. Кстати, и в этом году (2015), на Чемпионат Европы в Женеве горка была тоже вставляющая.
– Які там дистанції були?
– В Женеве олимпийка, а в Карловых Варах – спринт. Когда-то еще в Дании, в Копенгагене, Чемпионат Европы был, где была самая холодная вода, я запомнил.
– А ви що без гідрокостюмів пливли?
В гидрике, но все равно. Аж лицо обморозило, когда прыгнул в воду. Градусов 15 или 16 было.
– Ого! Norseman, але тільки в Копенгагені!
– Ну типа того, да. Я согрелся только к бегу :).
– Я так розумію, що ті, що запам'яталися, були і найтяжчими гонками?
– Да, где я плохо выступил.
– Перша твоя перемога на міжнародній арені була в Егірдірі, Туреччина. В 2009 році.
– Да, это был мой первый выигранный кубок Европы. Это был как раз тот сезон, когда я начал тренироваться по-другому. В Черкассы пришел. С января месяца меня зачислили в отделение ШВСМ. И вот в эту зиму я так классно потренировался. Сборы в Ялте сделал. И как начал выигрывать все. Такая серия пошла.
Я был десятым на Чемпионате Европы по взрослым в Холтене. И через 2 дня была эстафета в Холтене, где мы выиграли. Первый раз за всю историю выиграли там. И в том же году я выиграл в Эгирдире. Форма была очень высокая. Помню, что я там уехал в отрыв. Было очень жарко. Но в этом году (2015) я там был вторым.
– Зараз дуже багато любителів почало займатися триатлоном. Якщо раніше люди просто бігали та ходили до залу, то зараз почали цікавитися циклічними видами спорту. Як ти думаєш, чого виник такий бум?
– Этот спорт начал больше популяризироваться. Все равно это приходит к нам с Европы. Мы идем по их стопам. Успешные люди начали интересоваться спортом. Онистрат Андрей начал делать старты. Раньше просто никто не давал нам этой «движухи». Меньше освещалось на ТВ. Больше были проплаченными такие виды спорта как: футбол, бокс. Потому что из них можно что-то «поиметь». А что можно было взять из триатлона? Ничего.
– Ну так. «Чернігівське», наприклад, не є спонсором триатлонних змагань. Льоша, ти в багатьох гонках брав участь. По фінішних протоколах, я бачив, що на деяких з них ти не фінішував. Чому «сходять» професійні триатлети?
– Да есть разные факторы. Бывает, что гонка не складывается вообще. Приезжаешь, например, на соревнования, а там такой рельеф, траса, что понимаешь, что ты к ней не готов.
– А ти хіба не розбираєш перед поїздкою трасу, рельєф гонки? Ти ж знаєш, що тебе очікує.
– Если ты там никогда не был, то ты не сможешь ее оценить трезвым взглядом только по схеме маршрута. Пока туда не съездишь, ты этого не поймешь. Естественно, когда ты знаешь какая там траса, рельеф, есть ли там гора, тогда ты уже думаешь ехать туда или не ехать. Но иногда такие соревнования попадаются, что ты туда заявляешься, приезжаешь и просто шокирован такой гонкой. Бывают далекие старты, например, в Японии, Корее, Америке или Мексике, где ты можешь просто попасть в акклиматизацию. У тебя хорошая форма, ты приезжаешь, но часовой пояс меняется, и ты выходишь как какашка на старт. И ничего не можешь сделать. И это от тебя ничего не зависит. В карьере моей и болезни случались. Вот летел на соревнования, и чувствую, что я заболеваю в самолете. Разные моменты бывают.
– Ти багато разів сходив?
– В 2015 году 2 раза сошел. В Женеве, и в Мамае. В Румынии был очень большой ветер. На велосипеде так нахавался, что бежать уже не было сил. Вышел на бег, но в ногах уже было пусто. Хотя форма была хорошая. Понимаешь, оно разное бывает. Ты можешь не попадать в циклы. Сегодня ты выиграл, а через неделю ты не показываешь результат. Тут уже по опыту нужно смотреть. Бывает такое, что каждую неделю надо стартовать, но на международных стартах, я стараюсь, чтобы между ними было хотя бы две недели разницы. Для того чтобы нормально восстановиться. Бывают, тяжелые перелеты с такими пересадками, которые тебя просто истощают. Пропадает мотивация. Выплываешь плохо, едешь где-то в 5 группе, и у тебя просто нет мотивации финишировать. Думаешь, что бессмысленно дальше продолжать. В профессиональном виде деятельности мы же не боремся как любители за медали, мы боремся за деньги. Если ты в деньги не попадаешь, то смысл тратить силы. Мы работаем за деньги, или за очки, если ты отбираешься на Олимпиаду, где за каждое очко нужно цепляться.
– А як ти відбираєш старти для себе?
– Первый критерий отбора – это конечно, цена.
– Ціна заявки, чи ціна перемоги?
– Нет. Цена до него добраться :).
– А ти за свої гроші все це оплачуєш?
– Конечно. Большинство стартов за свои деньги. Там стартовый взнос от 50 до 80 евро.
– За що можуть дискваліфікувати на змаганні?
– Например ты едешь, и тебя на круг замыкают если велоэтап в много кругов. У меня, если честно, не было таких нарушений, чтобы меня дисквалифицировали. Не было такого, что я в пенальти бокс не забежал, или буй не оплыл.
– А пенальті може бути за що?
– За линию заехал, или после линии спрыгнул, шлем не застегнул, или раньше расстегнул до того как поставил велосипед. За это все дают пенальти.
– А скільки потрібно відстояти в пенальті бокс?
– 15 секунд на олимпийке, и 10 на спринте.
– Ого! Навіть ці 10 секунд можуть завадити виграти гонку…
Ти зараз тренуєш багатьох любителів. Я у тебе тренуюся. Коли у тебе виникла ідея працювати тренером?
– Это была даже не идея. Все как-то спонтанно получилось. Кирилл Виноградов написал пост в FB, что хочет заниматься триатлоном. «Подскажите, где найти тренера», написал. Он у меня был в друзьях, и я как-то это увидел. Я ему лично написал, давай, говорю, я с тобой начну работать, буду тебя тренировать. Начали с ним работать.
Потом познакомился с Володей Степовиком. Он начал писать мне, советоваться по тренировкам. Я ему начал помогать. Оно, знаешь, как потом бывает, как сарафанное радио.
– Скількох людей ти зараз тренуєш? Вистачає часу приділяти увагу кожному учневі?
– На данный момент тренирую 11 человек. Времени пока хватает. Сейчас люди больше работают в зале, упражнения делают. Теперь такой не сложный период. Это вот когда соревнования начнутся, тогда больше вопросов появиться.
– Ти більше спеціалізуєшся на спринтах та олімпійках, а тренуєш людей які роблять IRONMAN та половинки.
– Я ж тебе рассказываю, что методика она одна. Обычная математика. Если у тебя дистанция 10-12 часов, то ты работаешь столько-то и столько-то. Если готовишься на гонку, которая идет 2 часа, то ты работаешь меньше, но с большей интенсивностью. Нужно просто знать, что, за чем, должно идти. Периоды подготовки, когда/что/зачем. Плюс, развитие функциональных возможностей, анализ функциональных лабораторных показаний. То есть все нужно учитывать (работа сердца, показания, пульсовые зоны).
– Ти стараєшся тренувати людей, які хоча б мають якусь спортивну підготовку чи можеш підготувати і того, хто взагалі спортом ніколи не займався?
– Да, можно, но это очень тяжело. Не каждый может пройти этот путь с самого начала. С этими людьми надо много работать и больше на них времени тратить. И я им сразу говорю, что с вами я работаю только по максимальному тарифу.
– Про що ти, як тренер, маєш знати про свого учня? Ти рекомендуєш проходити якесь спортивне обстеження?
– Я всем это рекомендую! По ученикам я должен знать есть ли у них какие-либо заболевания, травмы, какая у них активная деятельность, рост/вес обязательно, нет ли лишнего веса, пульс спрашиваю.
– Розкажи про психологію у триатлоні. У мене, наприклад, бувало таке, що ніби і сили є, але наздогнати суперника, якого я бачу попереду не виходить. Як заставити себе терпіти і перемагати?
– Ты сейчас говоришь о морально-волевых. Так я тебя так скажу. Морально-волевые включаются тогда, когда нет формы. Если ты плохо тренировался, то ты будешь компенсировать этими морально-волевыми. Если ты не готов, то оправдания ты ищешь сам. Хоть костями ложись, но у тебя ничего не получится.
У тебе є думка пройти IRONMAN?
– Да нет у нас профессионалов такой задачи, как просто пройти. У нас есть задача показать конкретное время. Я тебе хоть завтра встану и пройду этот айронмен. Не стоит в этом вопрос. Только ради чего ты это будешь делать? У нас первая задача – это деньги. Если ты не попадаешь в деньги, то смысл его проходить? У нас другие задачи. Вам, любителям, да – хочется испытать себя, проверить дистанцию, кинуть своему телу и организму вызов. Каждый профессионал пройдет эту дистанцию. Но! Или у тебя время будет конкурентноспособное, чтобы попадать в деньги, или нет – ты его пройдешь для галочки. Но для галочки никому это не надо из нас. Зачем убивать время? Это совершенно другая подготовка. Вот если я переквалифицируюсь и уйду на длинные, то тогда я буду готовиться именно к этим дистанциям, чтобы показывать время 8 часов, и лучше.
– Є ідея перекваліфікуватися до довгу дистанцію?
– Естественно. Все мы рано или поздно к этому придём.
– Твій час ще зараз не прийшов?
– Нет. Пока скорость есть. Позднее, оно будет видно, когда не сможешь конкурировать с молодежью, вот тогда и нужно переходить.
– Віктор Зємцев…
– Он сразу перешел в длинное. Он пробовал выступать на олимпийках, но плохо плыл. У него плавания вообще не было, и на олимпийке никогда ничего не светило. Он просто поздно пришёл в спорт – в 23 года. И поздно научился плавать. Он хорошо бежал и ехал, но никогда не плыл. А в айронмене плавание не главное. Главную роль там играет – велик и бег. И потому он сразу переключился на длинные дистанции. А я наоборот. Всегда за счет плавания, за счет коротких дистанций выезжал. Я вообще по своей природе скоростной такой человек.
– Яку максимальну дистанцію ти пробігав на змаганнях?
– 10 км.
– І який найкращий результат був?
– 30:30.
– Марафон ти не бігав?
– Нет. На тренировке когда-то бежал 36 км.
Made on
Tilda